Люди


Мадонна с медвежонком под яблоней

Мадонна с медвежонком под яблоней

Лукас Кранах Старший изобразил богоматерь в виде красивой земной женщины, одетой по последней саксонской моде 20-х годов шестнадцатого века. Младенец на ее руках, подобно мятежному Адаму, сорвал яблочный плод сорта "Семеренко", чтобы вкусить его, дерзко глядя на благодарного зрителя. В другой руке он держит вкусный пирожок.

Семилетнему современному художнику библейский сюжет явно показался скучноватым и замыленным. В результате Мадонна предстала пред нами в виде озорной девочки с плюшевым богомедвежонком, а яблонька обратилась в развеселую кучу воздушных шариков. Хотя, некоторые известные искусствоведы сходятся на мысли, что это не шарики, а кедровая ель, покрытая богатым урожаем шишек, поскольку юный живописец родом из Сибири. Одна шишка заслуженно досталась медвежонку, в качестве символа сибирского плодородия.


Музы Арнольда Бёклина

Музы Арнольда Бёклина

Швейцарский художник Арнольд Бёклин очень любил рисовать свою жену мадам Паскуччи, но у него все время получался Отар Кушанашвили, который, собственно, и стал музой для этого известного символиста.

Мы попросили известного современного художника из плеяды шестилетних символистов повторить подвиг Арни и нарисовать сию музу еще раз. Хотелось узнать - что получится. И получилось, судя по носу, таки лицо грузинской национальности, но судя по характерным брылям и выпученным глазам, это скорее Сосо Павлиашвили, чем Отар Кушанашвили.

Как бы то ни было, ясно одно, что непонятным образом регрессивная грузинская попса начала 21-го века оказала неизгладимое влияние на творчество выдающегося швейцарского живописца и скульптора 19-го века.


Добрый Эдвард Мунк

Добрый Эдвард Мунк

Ну вот видите, не только про страх, крик и ужас Эдуард Мунк рисовал. Вот добрая житейская картина о любви простой рыжей девочки к очень милой белой крысе. Крыса, конечно, до противного большая - килограмм на пять тянет, но это ведь Мунк - не мог он не излить свои фобии к крупным грызунам на картон.

Художнику Мише девочка явно понравилась. В своей копии произведения, рисующий мальчик намеренно уменьшил возраст и рост модели, чтобы усугубить мунковскую идею о страшном гипертрофированном животном в детских нежных ручонках. Теперь рыжевласое дитя может трогательно ходить под стол пешком, если она, конечно, сможет ходить на таких коротеньких ножках и с такой тяжестью в ладонях. Но милашка улыбается и чувствует себя вполне счастливо, что наполняет картину позитивом и хорошим настроением.


Александр Невский

Александр Невский в роли робота Бернарда

Павел Корин нарисовал по заказу правительства СССР устрашающий и суровый образ Александра Невского в 42-м году, чтобы рассказать миру о непокорном духе нашего народа.

Современный же вариант новгородского князя, выполненный рукой ученика первого класса, исторически несет уже другую - развлекательную нагрузку. Борьба политических парадигм, намекает юный гений, перетекает из военной сферы в область шоу-биза. Об этом говорит и специальный летательный плащ-крылья на спине героя, и необычная схожесть русского рыцаря с мультипликационным роботом Бернардом.

Черный флаг с вытаращенным оком коринского нарочито пожилого бога (Невеселый Роджер) тоже пришлось ликвидировать вместе с фоновой религиозной постройкой, дабы не портить атмосферу детского праздника на картине.

Тандем из этих двух художественных глыб рекомендован департаментом образования Карапузика.ру к обсуждению на уроках светской этики.


Дочь советской Киргизии

Девушка с обложки

И у Киргизии была дочь. Аимжамал Огобаева, изображенная художником Чуйковым, стала символом обновленной социалистической республики. Эта сосредоточенная девочка с картины "Дочь советской Киргизии" многим знакома и по обложке школьного учебника по литературе, и по изображению на советских марках, и по репродукциям в альбомах о советском искусстве.

В новой копии картины, сделанной твердой детской рукой, изображен современный этап в жизни горной республики. Образ киргизки стал еще более обобщенным. Девочка в знак пронзительного протеста положила себе на голову кусок сырого мяса и огромным кулаком пробила насквозь ненавистный советский учебник со своим же изображением, освобождаясь от коммунистических оков диктатуры пролетариата. Словно "восставшая дщерь Сиона", революционерка теперь смотрит прямо в глаза зрителю с почти немым вопросом: "Кто следующий?"

В современной картине появилась сложная драматургия, сменившая недалекую советскую идею воспевания явлений счастья. Во главу угла встала великая парадигма борьбы кыргызского этноса с непонятно Чем, но во имя Чего-то.


Маким Горький в виде Зорро

Максим Горький на Диком западе

Если, пытливый читатель, ты знаешь, как бросить кости на Пешков стрит, то эта картина для тебя. Исаак Израилевич Бродский немало понарисовал сладких лениных, кислых сталиных и горьких горьких, прошу не считать это тавтологией. Но эта картина особенная - в ней пролетарский писатель предстал в ковбойской шляпе и пыльном коричневом плаще, так знакомых нам по американским вестернам. И даже главный бренд литературного отца "Матери" и литературного деда "Старухи Изергиль" - латентно обвисшие усы - стал в этом свете смотреться брутально-угрожающе. Именно так и воспринял этот портрет шестилетний художник, снявший копию с известной картины Бродского.

Максим Горький, похожий то ли на Зорро, то ли на Чарльза Бронсона, стоит на улице небольшого городка на Диком западе. Грудь его испачкана в запекшейся крови, похоже он ранен. Сзади мы видим полуразвалившиеся стилизованные домишки. Возможно, он находится в своем небольшом парке - парке Горького. Буревестник революции стоит, широко расставив ноги, и пристально смотрит на зрителя, видя в нем оробевшего пингвина - вся поза литератора выражает готовность начать дуэль. Камера долго и с нарастающим напряжением наезжает на суровое лицо драматурга, пока окающий голос из под прокуренных усов не вырывает нас из оцепенения: "Есть только две формы жизни: гниение и горение."

Одновременно со словом "горение" воздух вокруг зашевелился от проносящихся пуль, и следом донеслась трескотня пулемета "Максим", из которого Горький поливает "с бедра" длинной нескончаемой очередью. Перед ним мелькают отлетающие гильзы, из под крышки кожуха бьёт пар, по губам видно, что писатель кричит обидные слова из "Песни о соколе."

Запомним Горького таким...


Иоганн-Фридрих Великодушный

Как Кранах рисовал Слепакова

Лукас Кранах Старший жил пятьсот лет назад и очень любил рисовать Семёна Слепакова, но называл он его почему-то герцогом Саксонским Иоганном-Фридрихом Великодушным. Как и Слепаков Великоушный, герцог был курфюрстом, т.е. имел право избирать главу государства - это сразу ощущается некоторыми фибрами.

В работе современного художника-недоросля уже чувствуется зрелость большого мастера. Видимо, сказывается  месяц учёбы в первом классе начальной школы. Насколько пронзительно раскрывается пред нами внутренний мир двадцать восьмого ландграфа Тюрингии (не иначе Геббельс им все эти непонятные названия придумывал). Насколько явно прет из высокопоставленного вельможи его азиатская сущность. Живописец поворачивает к нам лицо великодушного герцога, и мы с удивлением понимаем, что он искренне и глубоко одноухий человек, в отличие от того же кудесника юмора Семёна, у которого ушей намного больше, в том смысле, что они составляют значимую часть его портрета.

Иоганн-Фридрих Великодушный и Слепаков

 

Кстати, благодаря Лукасу Кранаху Младшему у Семёна Слепакова есть возможность посмотреть на себя в более зрелом возрасте - лет эдак через 12. Примерно так будет выглядеть всеми любимый комедиант в 2024 году (см. рисунок ниже).


Путешествие в страну лентяев

Путешествие в страну лентяев

В сказочной стране лентяев не надо работать - там молочные реки, колбасные заборы, и еда сама залетает в рот. Чтобы попасть туда, нужно хорошо потрудиться и проесть проход в горе из каши. Нидерландский художник Питер Брейгель Старший изобразил обитателей этой замечательной страны. Солдат, крестьянин и учёный книгочей лежат вокруг стола с бесплатной едой, образуя нерушимый союз героев феодалистического труда.

В современной картине начинающего живописца отражены реалии уже российской действительности. Бесплатной пищей теперь никого не удивишь, гора каши никому не нужна, поэтому жизнь страны лентяев обеспечивает нефтяной насос в верхней части композиции. От спящего солдата осталось лишь копьё, а сам он исчез вместе с жареной куропаткой на блюде, оставив даже без формальной охраны своих незадачливых соотечественников. Весь кривоватый вид крестьянина говорит о деградации отечественного фермерства, а отсутствие рук у учёного символизирует вопиющую беспомощность интеллигентского класса в современной России.

Если присмотреться, то можно увидеть, что учёный очень похож на растрёпанного Эйнштейна (см. дополнительные фото), он талантлив и даже гениален, как бы говорит этим автор. Судя по широко открытым глазам, нобелевский лауреат всеми силами пытается не спать, но всё тщетно.

Таким образом, ироничное брейгелевское полотно (точнее древесина) о лентяях под воздействием детского фломастера приобрело новый патетический градус протестного произведения.


Пушкин - наше всё

Пушкин - наше всё

Вот и настала пора замахнуться на Александра нашего Сергеевича Пушкина. Символично, что портрет неординарно маленького ростом поэта, будет жить именно в нашем проекте "карапузик.ru". Проекте, где обитают маленькие таланты. Для снятия улучшенной копии был выбран домашний портрет "питомца чистых муз" в халате, работы Василия Тропинина.

Московская газета "Телеграф" писала, что физиономия Пушкина – столь определенная, выразительная, что всякий хороший живописец может схватить ее. Именно таким образом схватил физиономию Александра Сергеевича младой шестилетний портретист.
Отреченно-латентный и даже несколько аутичный тропининский поворот в три четверти заменен на вызывающе смелую фронтальную позицию поэта, готового выжигать глаголом внутренние органы своих фанатов.
Пушкин на мальчуковом портрете стал более брутален, благодаря усиленной нижней челюсти он даже похож на самого Эммануила Гедеоновича Виторгана, в фамилию которого, кстати, включена фонема GUN (пушка), что несомненно роднит эти две культурологические глыбы разных веков. Навряд ли бы Дантес решился стреляться с таким вот "невольником чести", явно бы сдрефил.

Итожа вклад новоявленного живописного шедевра в культурную копилку человечества, отметим, что Пушкин по-прежнему будет нашим маленьким всем, пока его рисуют дети.


Девочка Флинка

Девочка Флинка

Оба художника: и мальчик Миша, и ученик Рембранта голландец Флинк, рисуя девочку возле детского стульчика, явно думали о белой курице в зарослях хлопка сырца. В итоге, насколько нелепо накрашенная девочка смотрится во взрослом платье у голландца, настолько же гармонично ей подошли голубые крылья вместо рук и красный гребешок вместо вплетенных в головушку цветов.